Карабаш
Федор Телков для «Кедр.медиа»
#разбор

«А правда, что у вас тут кислотные дожди шли и волосы у людей выпадали?» Как готовился репортаж из Карабаша – города, отравленного медью

22 декабря 2022
Карабаш
Федор Телков для «Кедр.медиа»
Журналистка Екатерина Журавлёва по заданию «Кедр.медиа» решила проверить, насколько эффективны многомиллиардные вложения «Русской медной компании», которая обещала ликвидировать последствия экологической катастрофы в городе Карабаш Челябинской области. Грязное медное производство еще в советские времена привело к тому, что к концу 1980-х в Карабаше выгорела большая часть растительности, а из-за постоянных выбросов сложно было ходить по улицам без маски. В рубрике «Разбор» автор текста рассказала, как искала героев в 10-тысячном городе, где ключевые источники информации либо разъехались, либо умерли, а также поделилась навыками работы «в поле».

Текст Екатерины Журавлёвой «Никаким золотом не отмыть» вышел в «Кедр.медиа» 26 сентября 2022 года.

Как возникла тема

— Написать про Карабаш мне предложила редакция «Кедр.медиа», так как я живу недалеко от этого города, в Екатеринбурге. Я согласилась, всё-таки местность легендарная, почему бы не съездить.

По задумке это должен был быть грандиозный фактчекинг имиджевой и информационной политики «Русской медной компании», которая уже 18 лет владеет предприятием «Карабашмедь» и за эти годы вложила в улучшение экологической обстановки в городе не менее 20 млрд рублей. Мы решили съездить в Карабаш и спросить у людей напрямую, стало ли им лучше жить за последние годы. 

Екатерина Журавлёва. Фото из личного архива

По итогам фактчекинга мы пришли к выводу: всё не так плохо, как раньше, но совсем идеально не будет никогда. Действительно, в Карабаше становится лучше, с этим не поспоришь. Предприятие меняет оборудование, модернизирует производство. Показатели загрязнения плохие, но не такие ужасные, как раньше. Однако поправить экологический ущерб, который был нанесён этой территории за столетие, уже практически невозможно. Об этом говорят и исследования, и эксперты. 

Как нашлись герои

Никаких прямых выходов и личных знакомств в Карабаше у меня не было. Поэтому с героями для текста было сложнее всего. Я честно пыталась их найти, используя все свои журналистские навыки. Сначала я искала героев в соцсетях: изучала списки людей, которые выдает поиск по Карабашу. Очень много кому писала. Очень мало кто отвечал. Тогда я начала писать выборочно, предварительно изучая аккаунты пользователей: ну вот этот человек, судя по аватарке и постам на стене, мог бы быть активистом, напишу ему. Но это тоже не дало результата. 

Я звонила в местную газету «Карабашский рабочий», но и там у меня не случился коннект, к сожалению. Я просила подсказать героев, они ответили, что сейчас в городе таких экоактивистов нет. И на самом деле они не обманули.

Потому что единственный местный активист, которого мне подсказали специалисты и на которого я возлагала большие надежды, скончался незадолго до того, как я начала работать над темой. Я написала ему, он не ответил, и только потом узнала, что его уже нет в живых.

Ещё я связалась с местной карабашской журналисткой, которая работала с этой темой и в своих публикациях была довольно критически настроена. Но оказалось, что она уехала из города по семейным обстоятельствам и не сможет встретить нас. Зато она дала контакты бывшего работника «Карабашмеди» Олега, который в итоге и стал нашим главным фиксером и главным героем. Это был единственный человек из местных, кто согласился с нами встретиться и поговорить. То есть вот так, через длинную цепочку «рукопожатий» подходящий контакт, наконец, нашёлся.

Возможно, вам пригодится. Сервисы для поиска людей и контактов в нашей «Коробке с инструментами».

Аналогично получилось и с экспертами. Специалистов по теме — внештатного эксперта Министерства природы России Оксану Цитцер и химика, члена рабочей группы по вопросам окружающей среды при администрации Челябинска Надежду Вертяховскую — я нашла через коллег-журналистов, которые несколько лет назад ездили в Карабаш и писали материалы об экологических проблемах города. 

Как строилась работа в поле

Поездке в Карабаш, конечно, предшествовала большая предварительная работа. Я изучила историю города с дореволюционных времён, прошерстила кучу источников — от Википедии и блогерских публикаций до тематических форумов. Важно было не только изучить контекст, но и набрать в голову как можно больше фактов, пусть и не очень достоверных, о том, как было в Карабаше раньше. С этими фактами я потом и работала в поле, нарочно наивно спрашивая у местных что-нибудь вроде «А правда, что у вас тут кислотные дожди шли и волосы у людей прямо на асфальт выпадали?».

Карабаш. Фото: Фёдор Телков для «Кедр.медиа»

В Карабаш я ездила дважды, потому что главного героя-фиксера Олега нашла уже после того, как побывала в городе с фотографом. Вообще, приехать даже в маленький незнакомый город и просто рандомно по нему ходить — это не очень эффективно. Понятно, что были намечены точки, где нужно побывать обязательно. Это был поклонный крест на Лысой горе, проходная «Карабашмеди». Но у поклонного креста людей не так много, чтобы можно было гарантированно найти кого-то поболтать. А у проходной никто не будет рассказывать о чём-то плохом про завод, это очевидно и логично. Поэтому мы поехали к центральной площади, где максимальная концентрация людей и где можно легко найти собеседников. 

Сначала мы рандомно подошли к женщинам, которые мыли скамейки. Походили по площади, фотограф пошёл снимать своим маршрутом, а я отправилась разговаривать с людьми по близлежащим дворам.

Самые главные спикеры в этой ситуации — это бабушки у подъездов. Они никуда не спешат, они любят поболтать и «подружить».

Все, с кем я таким образом пообщалась, говорили, как им стало лучше жить. Они с удовольствием об этом рассказывали. Но когда они это говорили, мне было важно вернуть их к ретроспективе — а как было раньше? И я могу понять, почему люди говорили, что у них все хорошо. Там ровные дороги, большая благоустроенная площадь, цветы в вазонах, новостройки, красивые детские сады, малые архитектурные формы. То есть город действительно выглядит хорошо, с этим не поспоришь. 

Но те же бабулечки говорили, что на центральной площади Карабаша, где сейчас стоит торговый центр, раньше было натуральное болото. А одна из бабушек в разговоре со мной пыталась доказать, что такие огромные чёрные отвалы, как в Карабаше, есть во всех российских городах. И она не верила мне, когда я говорила, что в Екатеринбурге никаких отвалов нет. Она настаивала: «У вас тоже есть, просто вы их не видели». Ну то есть у тех, кто никуда за пределы Карабаша не выезжал, очень сильно искажено представление о том, что такое нормальный город и приемлемая экологическая обстановка. 

Читайте также. «Терек станет помойной ямой». Как велось расследование о загрязнении кавказской реки из-за неработающих очистных

Во второй свой приезд в Карабаш мы ездили по городу с Олегом, и я добирала альтернативную точку зрения. Он как раз рассказал, что несмотря на клумбы и прочее благоустройство, с экологией в городе по-прежнему плохо. С ним было довольно сложно общаться. Он как будто не слышал моих вопросов, а пересказывал всякие истории и свои мысли, которые ему хотелось непременно до меня донести. Но я рада, что этот источник у меня был. 

Река Сак-Елга. Карабаш. Фото: Фёдор Телков для «Кедр.медиа»

Он же ещё и попутчиков собирал и с ними болтал, задавал им вопросы, а мне давал советы, как правильно брать интервью. Мол, я зря говорю людям, что я журналист, и что из-за этого никто мне ничего про плохое не расскажет. Я в целом была не против его помощи, потому что люди, пока ехали с нами, действительно смогли рассказать кое-что интересное. Я просто все внимательно слушала. Но это мое правило: я всегда говорю собеседникам, что журналист. Потому что считаю неэтичным брать у человека информацию, если он не знает моего статуса. А если он его знает и тебе что-то рассказывает, то он несёт за это ответственность, он понимает, что всё, что он скажет, может быть ретранслировано. 

К незнакомым людям на улице я подхожу с таким позитивным настроем, грубо говоря, «на дурочку». «Здравствуйте, я Катя, я журналист из Екатеринбурга, я столько в интернете прочитала страшного и ужасного про ваш город. Скажите пожалуйста, а правда ли? А как вам тут живётся? Да вы что, хорошо? А раньше как было?»

Каждой ситуации — свой журналистский метод. Когда-то нужно показать свою серьёзность и осведомлённость в теме и надавить этим. А давить на людей, которые в жаркий субботний день гуляют по своему городу, я не вижу смысла. К ним надо подойти так, чтобы общение с журналистом не было для них стрессом.

Как происходило общение с «Русской медной компанией» 

Первый запрос в «Русскую медную компанию» я направила, как только съездила в Карабаш в первый раз. Я отправила его на почту, указанную на сайте, плюс напрямую связалась с пресс-секретарем «РМК» и продублировала сообщение.

Я спрашивала у них достаточно конкретные вещи. На сколько сократился объём терриконов, которые они, по их словам, вывозят и перерабатывают. На сколько процентов снизились выбросы в связи с тем, что появились новые печи. В каких объёмах сейчас производятся новые отходы и куда их девают. В общем, это были, в основном, цифры. 

Мы ждали ответа два месяца. Раз в неделю я спрашивала, как там дела, мне отвечали, что вот сейчас буквально всё будет готово, они не отказывались, но постоянно тянули. В итоге я написала, что мы выпускаем материал без их комментария. На это они уже ничего не ответили. 

Я честно обозначила, что именно мы проверяем, и на мой взгляд, в их интересах было дать комментарий. И если бы они ответили, этот текст не был бы таким, каким он в итоге получился. Там есть люди с воспоминаниями, есть два мощных эксперта, есть инсайдер, а от «РМК» только несколько цитат с их официального сайта.

Встретился крутой текст от региональных журналистов? Пришлите ссылку на info@gribnica.online, и мы постараемся поговорить с его автором!