Фото с волгоградского сайта мтв.онлайн
#блиц

«Такие сборы – факт общественной жизни, который медиа не могут игнорировать» Как региональные редакции отрабатывают сообщения о сборе средств и иной помощи для мобилизованных

06 октября 2022
Фото с волгоградского сайта мтв.онлайн
«Как региональные медиа отрабатывают информацию о сборе средств для армии?» – такой вопрос «Грибнице» задал главный редактор одного локального медиа. «Сейчас таких инициатив появилось очень много, – написал он. – С одной стороны, это помощь соседям. С другой стороны, помощь армии агрессора. А ещё этим зачастую занимаются очень дурно пахнущие организации. У меня, например, нет ответа, что с этим делать».

Мы адресовали вопрос редакторам нескольких изданий и публикуем их ответы.

Валентина Пермякова, редактор Ревда-инфо.ру (Ревда, Свердловская область):

— В Ревде на сегодня мобилизовали около 150 человек. Город маленький, это не просто «150 мобилизованных». Это, в том числе, наши подписчики. Да, способы скрыться от призыва есть, но эти люди по какой-то причине не сделали подобного. И это наши люди, из семей наших подписчиков, которые (как мы убедились по комментариям и реакциям в соцсетях) буквально за неделю стали менять своё отношение к происходящему. Не все, но многие. Если сначала это было «Ура, мы победим», то сейчас это или «Как же мы победим, если даже носков не выдали?», или «Нет, так мы не победим, верните мужей и отцов домой». И очень показательно, что такие комментарии появляются именно под публикациями о сборах помощи. На слуху истории с тремя смертями в Свердловской области в Еланском гарнизоне. Всё это мы отслеживаем. Также отработали повестку: в том числе, сняли процесс отправки [мобилизованных], фото, видео и так далее. И следим за объявлением сборов о помощи. 

В Ревде есть как курируемые мэрией точки, так и стихийные (сговорились, увезли — и всё на этом). А есть совершенно безумные инициативы, вроде «Письма неизвестному солдату» (омайгад) или сборов сомнительных волонтёров (причём сразу [дают] номер карты и просят денег). Обсуждали на планёрке и сообща решили придерживаться середины. Пишем о том, как сами матери-жёны соорганизуются и что покупают, отвозят, пишем о сборах мэрии и ветеранов войн разных лет. Игнорируем странные запросы и, конечно, не культивируем «героику» происходящего ни в коем случае, строго за этим следим, всё нейтрально. 

Отвечая на вопрос: это больше «помоги соседу не умереть от холода, голода и болячек» нежели «помоги армии агрессора». До Украины они ещё не доехали, а уже массово болеют и даже умирают. Да и не ракеты с пистолетами им привозят, а тушёнку, лекарства и шоколадки.

Зоя Кузнецова, главный редактор Ircity.ru (Иркутск):

— Мы видим, что нас читают разные люди с разным отношением к происходящему. Часть этих людей — причём, кажется, немаленькая — хочет, в том числе, просто помочь родственникам, родственникам родственников, соседям, людям, с которыми они живут в одном городе, с которыми у них есть какие-то отношения. Откуда-то им надо брать информацию о том, как, где и чем надо помочь. 

Кроме того, эти сборы (вообще, как явление) стали частью нашей реальности. Мы — журналисты —как будто должны фиксировать изменения в реальности, приметы времени, в том числе, и такие, когда сборами мобилизованных занимаются местные администрации. Исходя из этого всего, странно про сборы не писать вообще. То есть, не делая этого, мы как будто бы сразу отрезаем и часть нашей аудитории, и часть реальности, и плохо выполняем свою работу одновременно. 

При этом мне кажется важным не превращать СМИ в доску объявлений, отделять политические, пиаровские мотивы от волонтёрства, самоорганизации людей и желания помочь, выдерживать непростой баланс в фиксации этой реальности.

Одна из новостей о сборе средств мобилизованным на сайте ircity.ru


Наш вопрос по теме перепостил телеграм-канал «Скользкая собака», который рассказывает про «чудеса и прелести провинциальной журналистики». Вот что отвечали люди.

«Ну, а как мы можем отрабатывать, когда наших земляков мобилизовали? Инициативные ребята организовали сбор, вместе с администрацией района. Дали информацию о данном сборе и реквизиты», — написал читатель Артём. «Написали, где и кто принимает помощь. Но только мобилизованным и только гуманитарную — еда, носки, перчатки всякие. А то у нас один инициативный собрался дрон закупить…», — рассказал подписчик канала Александр.

Читательница Галина сообщила, что коллектив редакции «участвует в каждой акции, покупаем и формируем посылки» и даже привлекает местных предпринимателей — «под рекламу в газете берём у них товары, такой бартер». «Как бы то ни было, мобилизованы наши ребята — сыновья, мужья, братья, друзья. Им и помогаем. Об этом и пишем. Можно сколько угодно в порыве ярости от российской действительности трясти трусами и носками, которых якобы не хватает в армии, но от этого нашим ребятам теплее не станет», — добавила Юлия. 

Подписчица канала Алиса написала, что раньше о сборе помощи для армии не писали, но после мобилизации стали писать — «потому что у мобилизованных в большинстве не идёт речь о выборе, не говоря о положении, в котором оказались [их] семьи». Издание сообщает только о том, что журналисты смогли проверить и в чём уверены. О закупках дронов при этом «не пишем, хотя уже несколько у нас отправили». 

Читайте также. Как региональные медиа пишут про объявленную мобилизацию. Краткий обзор подходов и форм

Владимир Корнев, создатель и редактор телеграм-канала «Белгород № 1»

— Никак не отрабатываем тему. Всех, кто хочет помочь, отправляем либо в официальные каналы (базово — каналы администраций городов и районов), либо в чат волонтёрской помощи, в создателях которого уверены. Там уже люди могут найти себе применение.

Максимум ставим ТВ-сюжеты или материалы онлайн-СМИ про то, как люди помогают, в том числе, военнослужащим. Никакие номера карт и тому подобное не ставим, потому что ответственность слишком высока, а уровень мошенничества и обмана вокруг зашкаливает (при не менее высоком числе людей, которые реально и искренне помогают).

Противоречие [«С одной стороны, это помощь соседям. С другой стороны, помощь армии агрессора»] не ощущается, потому что нам пишут 95% тех, кто просто хочет помочь.

Елизавета Лиманская, автор телеграм-канала «Сибирьмедиа»

— Мы по понятным причинам пишем в первую очередь о сборах, объявленных правительствами и чиновниками в регионах и обращённых к населению, и освещаем сборы в разных регионах разных организаций, чтобы была полная объёмная картина: где-то вяжут носки и варежки, где-то собирают на квадрокоптеры, где-то носилки шьют. 

Наша тактика сейчас — описывать реальность, подмечать и передавать читателям факты. Стараться не вмешиваться в происходящие процессы (не всегда получается — на штрафы мы собираем), а лишь освещать их, чтобы не поехать крышей и не скатиться из журналистики в активизм.

Одно из сообщений о сборах в телеграм-канале «Сибирьмедиа»

Степан Хлопов, главный редактор интернет-журнала «Звезда» (Пермь): 

— Мы не пишем об этом. Потому что это эскалация войны, а мы против. Мы не «рекламируем» мобилизацию и, в том числе, всякие сборы. Тему, кончено, освещаем, по мере сил. Про сборы говорим если только в контексте — что, мол, государство, объявив мобилизацию, не может организовать её проведение. Но большое количество СМИ и пабликов во Вконтакте, особенно районных, довольно активно это пользуют, как инфоповоды. При этом получая довольно серьёзную критику в комментариях.

Вообще, сейчас это превращается в элемент манипуляций. Паблики [депутата Законодательного собрания Ильи] Лисняка мочат [губернатора региона Дмитрия] Махонина, когда пишут — губернатор бросил мобилизованных, у них не хватает того, сего, а он, типа, не чешется. Реакция — губернатор сволочь, люди едут умирать, а он отсидится в кабинете, пусть зарплату свою отдаст и прочее. И обратная ситуация: когда появляется пост, что кто-то, условная «Единая Россия», собирает вещи, то реакция — что это за государство у нас, не может ничего нормально сделать, горите в аду.

Елена Трифонова, редактор издания «Люди Байкала» (Иркутск):

— Мы очень осторожно относимся к этим сборам. Мы вообще никогда никого не призываем участвовать ни в каких сборах, в любом случае. Даже когда люди собирали на штрафы для наших героев, мы в этом не участвовали и не организовывали их. Это делали активисты.

Мы считаем, что наша функция — рассказывать, информировать. И мы рассказываем о том, что собирают резиновые сапоги для армии, например. Но не даём реквизитов. И даём бэк, если организация имеет негативный шлейф, об этом пишем. Главное — сохранять нейтралитет и объективность в этих условиях. И по возможности пробивать организацию (если это организация), хотя бы через СПАРК и открытые базы. 

Возможно, вам пригодится. Подборка картотек российских юридических лиц 

Анатолий, главный редактор межрегионального медиа (собеседник попросил не указывать его настоящее имя):

— Такие сборы — факт общественной жизни, которые медиа не могут игнорировать. Мобилизации, да и всей этой войны просто не должно быть, но если они случились, мы будем про них писать. 

Как и любой факт общественной жизни, который мы считаем значимым, мы отрабатываем его, по возможности, беспристрастно, в новостях, потому что общество должно знать о них. В нашем фокусе всегда были низовые инициативы людей, не связанных прямо или косвенно с государством. При этом я не считаю правильным ни скрывать информацию о таких сборах, ни призывать людей «скидываться на войну».

На мой личный взгляд, такие факты свидетельствуют об организационной и материально-технической неготовности России к проведению мобилизации. Меня они пугают, потому что плохо обученные и плохо экипированные солдаты — это просто пушечное мясо. Выжившие получат травмы, физические и психологические — и это будет очень негативным фактором для будущего нашего общества. 

Владимир Шведов, независимый редактор, бывший главред «Таких дел» и автор телеграм-канала «Давай текстом»:

— Думаю, что рассказывать об этом нужно, потому что это явление действительно имеет массовый характер. Считаю, что редакциям здесь следует воздержаться от этической оценки. Рассказать о том, что эти сборы существуют — одно дело, давать реквизиты и призывать их поддерживать — другое. Второе делать не стоит. 

При этом в рамках большого материала было бы интересно разобраться, действительно ли доходят эти деньги до адресатов или расходуются нецелевым образом. Но это уже следующий шаг, и я не уверен, что этим заниматься имеет смысл, поскольку зачастую эти сборы буквально сделаны на коленке, и ожидать от них прозрачности, необходимой для профессиональных НКО, не стоит.

Евгений Зиновьев, главный редактор NGS24 (Красноярск): 

— Да как-то никак [не освещаем]. Во-первых, не видно, чтобы у нас в крае таких инициатив очень много. Безусловно, есть сборы, но они не массовые и малозаметные. Возможно, потому что край небедный и хватает денег из бюджета. Хотя одна депутатка краевого Заксобрания попробовала на днях кинуть клич — мол, давайте всем миром и т.д., но ей же припомнили, что регион выделил 1 млрд на помощь ЛНР. Есть в народе настроение, что простой люд не должен скидываться, потому что итак уже бешеные бабки ушли куда-то не в наших интересах.

Во-вторых, мы не успеваем отрабатывать другие инфоповоды, которые на нас сыплются — у нас вал сообщений от читателей, которые получили повестки и не готовы воевать. То призывают не по возрасту, то неслуживших, то сердечников, медкомиссии не проводят. Но что меня ещё поражает — у нас пока нашёлся только один человек, который прямо сказал: я не могу туда идти, потому что не представляю, как я могу кого-то убивать. Больше никто такой аргумент не озвучил.


Вам есть, что рассказать по теме? Сделайте это комментариях в нашем телеграм-канале