#Как мы живём

Год прошёл, а ты всё жив… Предновогодняя рефлексия «Четвёртого сектора»

25 декабря 2019
Анастасия Сечина, Михаил Данилович, Ярослав Чернов, Владимир Соколов
2019 год подходит к концу… Прочитаешь такое вступление и сразу хочется перелистнуть страничку. Каждый год одно и то же. Как и пресловутое подведение итогов года. Однако все это так или иначе делают. Мы тоже устроили посреди себя новогоднюю рефлексию и позадавали друг другу важные для нас вопросы, а потом собрали вместе все ответы и отфильтровали суть. Это может быть интересно тем, у кого уже был подобный опыт и полезно тем, кому, возможно, предстоит его пережить.

1. События года

Власть научила нас объединяться. Началось с событий вокруг ареста Ивана Голунова, когда пермские журналисты проводили одинокие пикеты, митинг. «Хотели напугать,, но только разозлили». Потом мы в баре отмечали его освобождение и четыре редакции договорились провести совместное расследование по похоронному рынку Перми. Два больших материала вышли у всех одновременно. Потом были другие примеры сотрудничества. Мы научились не просто дружить, но и быть партнёрами при необходимости. Создали прецедент региональной коллаборации независимых СМИ.

Об опыте коллаборации на примере расследования о похоронном бизнесе и проекта «Обвинительные клоны» мы писали тут. Совместный антифейк-разбор сюжета Рен-ТВ о пермском «Мемориале» тут. А вот ещё один пример межредакционной коллаборации — приглашаем губернатора Пермского края на пресс-конференцию.

Мы много путешествовали. Тренинги, экспедиции, семинары. Мы продолжаем, начинаем и заканчиваем несколько больших проектов, которые сделают мир ещё меньше,, а границы тоньше (без пафоса не получилось).

Ярослав Чернов: «Новые форматы, новый опыт. Мне нравится, что мы не сидим внутри своего пузыря».

2. Срач года

Начнём с самого опасного, что с нами было. Это внутренний кризис в нашей «бирюзовой» команде. Когда нет системы приказов и их беспрекословного выполнения, когда все равны, каждый со своими особенностями и в постоянном поиске смыслов и сути, временами бывает сложно. До бирюзовости надо дозреть. Вот мы и дозревали. Дважды были на грани развала.

Анастасия Сечина: «Люблю кризисы. Они нужны. Кризисы — это рост (если не убивают)».

Другой случай связан с новым форматом сотрудничества независимых редакций, о котором сказано выше. Текст по «похоронке» вышел сразу на трёх площадках. Решение об этом принималось на уровне главных редакторов. Многие «матёрые журналисты» из прошлого века устроили срач в соцсетях и походя обесценивали партнёрство нескольких СМИ. Недоумевали, скалили зубы и строили версии, одна круче другой. Например, о грядущем слиянии трёх СМИ или о заказе (ну, потому что одно и то же в нескольких СМИ ведь выходит только по заказу!). В головах людей не умещается мысль о том, что СМИ-конкуренты могут сотрудничать. И не только против кого-то, и не только за-ради бабла.

Ну и ещё один незначительный,, но важный в плане журналистской этики инцидент. Наш коллега написал историю одного городского квартала, который усилиями местных активистов превратился из типичного для окраин алко-нарко-гетто во вполне комфортный для жизни «приличных людей» оазис. Понятно, что совсем беззубыми методами сделать это было невозможно. При этом ключевые «хорошие» герои прекрасно знали журналиста, доверяли ему как своему. А он взял и написал всё как есть. Не плохо. Не хорошо. Как есть. Обида, обвинения, рассуждения об этичности, жаркие споры в соцсетях. Было сложно.

Михаил Данилович: «Лично я после этого понял, что далеко не на все в соцсетях надо отвечать».

3. Что мы теперь умеем или чему собираемся научиться

Ярослав Чернов (самый последовательный): Продолжаю учиться (хотя только в теории) документальной фотографии. Курс по видео дал ответы на вопросы по видеосъемке, которые у меня были. С монтажём тоже сейчас намного проще. Медленно,, но растет опыт работы в Тильде.

Михаил Данилович (самый скромный): Продолжаю учиться делать истории. В идеале — захватывающей документалистике, только в текстах. Что получится, не знаю.

Владимир Соколов (самый бессистемный): Подтянуть, наконец, свой английский хотя бы до уровня нормального разговорного. Научиться монтировать нормальные видеоролики, делать хорошие фотографии… Освоить мультимедийные инструменты. В общем, чтобы в глухой тайге сам, при наличии интернета, мог сесть и сделать мультимедийный материал «под ключ». Продолжить осваивать различные базы данных. Дальше практиковаться в гонзо-журналистике.

Анастасия Сечина (самая ненасытная, поэтому публикуется с сокращениями): Наконец навела порядок в своём техническом хозяйстве… Сформировали свой протокол безопасности, который требует от членов команды соблюдения ряда правил: использование платного VPN на всех устройствах, шифрование «чувствительной» информации, создание резервных копий и так далее…

Ещё одна важная история — «прокачка» отдельных навыков: поиск родственных связей (героев материалов, — прим. ред.), поиск связей между компаниями… работа с иностранными реестрами… Пожалуй, неплохо разобралась в вёрстке на Tilda — сайт We Accept, который мы сделали вместе с Ярославом (Черновым), создатели Тильды показывают как пример того, что вообще можно сотворить, используя возможности платформы. Пыталась продвинуться в работе с данными, даже записалась на онлайн-курс по дата-журналистике,, но особо нечем похвастать… Не хватает времени!

Да, вот ещё — румыно-болгарский трип, где я встречалась с маленькими независимыми журналистскими проектами, живущими преимущественно за счёт краудфандинга. Дал новое видение будущего для нашей команды, это была важная поездка.

Тексты, подготовленные для блога по мотивам румыно-болгарского трипа: раз (история проекта Тоест), два (история Bivol) и три (история Под тепето).

4. Что надо обязательно изменить, допилить, обкатать, допинать в следующем году

Тут мнения разделились, местами до противоположности. Поэтому мы иногда и заканчиваем планёрки чуть ли не со слезами, хотя все понимаем, что истина есть, она одна,, но распределена фрагментами в каждом из нас. Может быть, поэтому мы и вместе.

Ладно, закончим с эзотерикой. В силу вышесказанного, приведём авторские ответы каждого в вольном пересказе.

Ярослав считает, что надо изменить подход к работе — меньше говорить и больше делать. Не обсуждать возможности,, а реализовывать их. Не жаловаться, быть ответственными и доводить начатое до конца. Тиран классический.

Миша предлагает больше общаться, обсуждать то, что делает сейчас каждый из нас. Демократ и плюралист.

Вова (это я) считает, что надо попытаться обсуждать не только трудности, текучку и недостигнутые горизонты,, но и успехи. Трезво, без шампанского, сесть и понять какого чёрта этот или тот проект получился таким удачным. Всегда же одинаково стараемся. По-максимуму решить вопросы собственной безопасности. Достичь такого уровня понимания друг друга, когда здоровый рабочий срач не грозит разрывом отношений. Иными словами, повзрослеть как команде.

Настя, наш главшпан и порою вынужденный буфер мнений, полагает, что нам пора стать дисциплинированнее — вернуться к некой регулярности «производства», от которой мы в своё время бежали. Отсутствие ограничений по времени на работу над темой излишне расслабляет.

5. Кому (человек, СМИ и т. п) спасибо, за что?

Да всем спасибо! За науку, за дружбу, за помощь, за понимание.

Мир тесен)