#Как мы живём

«Мы хотим отказаться от рекламы вообще и жить только засчёт краудфандинга». История румынского проекта Recorder.ro

04 марта 2020
Продолжаем публиковать истории из румыно-болгарского трипа, в котором мы знакомились с небольшими независимыми журналистскими проектами Восточной Европы. Пятая серия цикла посвящена румынскому расследовательскому видеопроекту Recorder. О нём рассказал один из основателей, журналист Кристиан Делчеа. 

Читайте также предыдущие истории цикла — о болгарском проекте Тоест, о болгарской расследовательской группе Биволъ, о независимом СМИ Пловдива Под тепето и о румынском журналистском проекте Casa Jurnalistului.

— Recorder начался почти три года назад. Проект запустили четверо человек, я — в числе отцов-основателей. Мы сразу сделали ставку на видео-журналистику — с помощью видео проще добраться до молодой аудитории, сегодняшняя молодёжь не любит много читать.

Сейчас примерно 60% нашего дохода — это пожертвования от людей. Небольшие — 3, 5, 10 евро — но  их много. И ещё 40% — всякие коммерческие штуки. Нативная реклама, брендированный контент. Например, некая компания хочет продвинуть свой образовательный проект или инновацию — окей, мы можем подумать над серьёзной статьёй про инновации в Румынии или про образовательную систему. Это будет редакционная статья, которая перекликается с ценостями компании. У нас есть НКО — туда поступают пожертвования. И у нас есть небольшая фирма, которая имеет дело с коммерческими контрактами.

Поначалу пожертвований было совсем немного. Вы, наверное, представляете... Но этот сегмент постоянно растёт. Сейчас мы хотим оставить только пожертвования, отказаться от рекламы вообще. Потому что это трата и времени, и энергии, и вообще мы думаем, что краудфандинг — более здоровый путь для журналистики. Таков наш план на ближайшие годы — научиться выживать только за счёт того, что мы делаем ради общественного интереса.

Мы начали с четырёх журналистов, сейчас их десять.

— И денег на всех хватает?

— Да, у нас нет никаких проблем с деньгами. Мы устойчивы в этом смысле. И мы отчитываемся обо всех деньгах, которые поступают от жертвователей. Каждые полгода мы выкладываем на сайт отчёт «Как мы потратили ваши деньги». Рассказываем, что купили, что создали. Поэтому люди доверяют нам. У нас очень хорошие отношения с аудиторией, пожертвования постоянную растут.

Кристиан Делчеа, один из основателей проекта Recorder.ro

— Как взаимодействуете с жертвователями?

— Для них есть закрытая группа в фейсбуке. Там мы выкладываем разные дополнительные материалы — то, что осталось за кадром видеоисторий, как мы снимали что-то, показываем нашу «кухню». Ну, знаете, в конце фильмов иногда бывают кадры со съёмок? Вот примерно также.

Ещё у нас есть события для жертвователей. Не часто, но мы стараемся их проводить. Собираемся и просто болтаем за пивом. Люди задают вопросы о том, как мы работаем, как выбираем темы... Получается такое открытое обсуждение с людьми, которые нас поддерживают. 

Ещё мы отвечаем на все вопросы, которые получаем в фейсбуке или по почте, или в ватсапе. Часто нам предлагают темы. Пишут, например: «Вот, в моей деревне случилось это». Или — мэр делает что-то незаконное. 

— И как вы реагируете?

— Некоторые темы берём в работу, расследуем. Или говорим, что не сможем взяться, рекомендуем связаться с местными журналистами. Да, это не очень хорошо, но у нас нет ресурсов, чтобы расследовать всё. Тем не менее, мы получаем много предложений именно от людей. Вот, например, небольшая история про главу одного из районов (столица Румынии поделена на шесть секторов — районов, и у каждого есть свой глава — ред.). Один человек прислал нам фотографии и написал, что  грузовики сваливают мусор рядом с их домами, это незаконно, и глава района имеет к этому какое-то отношение. Мы поехали туда. И, к нашей удаче, застали главу на месте. Стали спрашивать его, почему он так поступает, выпустили небольшое расследование… Вот пример того, как это работает — просто какой-то человек прислал нам фотографии, это оказалось важным и стало небольшим расследованием.

Кадр видеорасследования о мусорных свалках, к которым причастен глава района

— Закрытая группа на фейсбуке, различные события, дополнительные материалы… Может быть, что-то ещё делаете для тех, кто вас поддерживает? Подарки?

— Мы думали о том, чтобы разослать подарки на Рождество… Не то, чтобы у нас не было денег или идей. Просто у нас нет времени. Мы предпочитаем заниматься журналистикой, а не маркетингом и подарками. И нам нужен кто-то, кто бы занимался только такого рода активностью, но пока у нас его нет. Надо уволить кого-то [чтобы принять такого человека]… 

— Но кто продаёт рекламу?

— А вот такой человек есть. Он занимается только рекламой.

— Это здорово, потому что для меня продавать рекламу это — о, нет, только не это…

— Понимаю. Это ужасно. В том числе поэтому мы хотим отказаться от рекламы совсем.

— Но давайте вернёмся к началу. Почему вообще вы начали собственный проект?

— Четверо человек, которые основали Recorder, работали в классическом ньюсруме, в большой румынской газете, в течение десяти лет или вроде того. Это старая, когда-то коммунистическая газета, что-то вроде российской «Правды». В какой-то момент нам захотелось другого опыта.

Нам надоело, что главный редактор говорит тебе делать сегодня то, завтра это, не особо учитывая то, что по-настоящему важно. У нас пропал энтузиазм. А мы хотели делать нашу работу… со счастливыми лицами что ли? (смеётся)

Поэтому начали свой проект, и это было лучшее решение в нашей жизни (смеётся)

— Как начали? Вот вас было четверо, вы собрались и… что?

— Мы решили — ок, нам надо место для работы. Мы нашли его. Это довольно популярный в Бухаресте коворкинг. Если ты юрист, архитектор или что-то вроде этого, и тебе нужно рабочее место, ты можешь прийти сюда и арендовать его, например, на месяц. У тебя будет стол, интернет, электричество — всё, что надо. Арендная плата относительно невысокая, так что это отличный вариант для небольших бизнесов.

Мы арендовали четыре рабочих места, заплатили за месяц. Потом продляли, продляли, продляли аренду. Сейчас у нас контракт на пару лет или что-то вроде этого. Потом мы купили домен, создали страницу в фейсбуке, начали делать какие-то сюжеты. Первый сюжет, который мы опубликовали, стал настоящим хитом. В историю была вовлечена и церковь, и политика. И все такие — вау, как круто, это именно та журналистика, которая нам нужна! У нас сразу появилось много поклонников в фейсбуке. Этот первый материал был очень важен для нас. 

Кадр из первого видеорасследования Recorder

В самом начале наш бюджет в большей степени был ориентирован на доходы от рекламы. У нас вышел цикл статей об окружающей среде, который поддержала компания, производящая минеральную воду. Так что у нас были деньги на то, чтобы начать. Потом мы стали думать — ладно, надо расти, надо становиться больше, надо больше журналистов. И «доросли» до десяти человек. 

— И с самого начала собирали пожертвования?

— Да, но в первый год их было очень немного. Сейчас объём существенно вырос. Особенно после некоторых расследований и документальных фильмов.

— Сколько регулярных пожертвователей у вас сейчас примерно? 

— Я не помню точное число… Тысячи, в любом случае. Близко к десяти тысячам, я думаю. Из них постоянных, реккурентных жертвователей — 1700 человек, средний размер их пожертвования — 7-8 евро.

Мы даём людям качественный контент и говорим, что без них не выживем. Стараемся объяснять, что журналистика стоит денег, даже если мы бесплатно распространяем контент. Окей, вы платите, только если сами хотите (Кристиан имеет в виду, что публикации на закрываются на пейвол и могут распространяться без ограничений — ред.), просто помните — мы тратим много сил и ресурсов. В Румынии это понимают. Средний класс — понимает. Люди начинают платить за информацию. Потому что если информация бесплатна, она может вводить в заблуждение, может быть фейковой, может контролироваться политиками. 

— Какие темы лучше всего работают на рост объёма пожертвований?

— Когда мы показываем что-то, что не работает или не очень хорошо работает по вине государства. На такие вещи люди очень хорошо реагируют. Они как бы получают своего представителя [в лице журналиста].

Когда вы идёте к политикам, говорите им — вот это не работает, и это, и вот это, и задаёте вопросы, люди чувствуют — это именно та журналистика, которая им нужна. Эти ребята идут и задают правильные вопросы. Этих ребят надо поддержать. 

— Какова роль видео? Если бы вы делали, скажем, статьи, мультимедийные лонгриды и так далее, были бы вы настолько же успешны? 

— Нет, не думаю. Я убеждён, что видео — наиболее важная часть нашего успеха. Потому что, как я уже говорил, молодое поколение не хочет читать. Но если ты производишь контент, который можно посмотреть как документалку на Нетфликсе, они решают — окей, я приду домой и посмотрю. Да, наши расследования смотрят так, как смотрят Нетфликс или, скажем, HBO. Мы даже получали сообщения вроде — вы лучше HBO, я больше не хочу платить за лицензию HBO, я лучше вам заплачу. 

В редакции Recorder.ro

— Наверно, у вас хорошая техника…

— Не особо. Могу показать, это довольно старые камеры. В основном, фотокамеры с функцией видеосъёмки. Они не очень дорогие. Вообще, людей не особо волнует качество картинки, если контент классный. Это точно не то, о чём стоит заморачиваться в первую очередь, когда вы только начинаете. Многие журналисты делают офигенные вещи с помощью одного лишь смартфона. Так что…

— У вас выходит одно или два расследования в месяц. А в течение этого месяца вы что-то ещё выкладываете в фейсбуке? 

— Если это необходимо. Мы не хотим тратить время наших читателей на то, что не особо важно. Мы должны делать что-то по-настоящему особенное. 

— Есть мнение, что надо постоянно быть на связи со своей аудиторией. Хотя бы один пост в день, но размещать.

— О, нет, нет, нет! Забудьте про это! (смеётся) Правда, это неважно. У нас [и без этого] много фанов.