#живые

«Мы не умеем и не хотим работать с ненавистью и любовью к Украине, Путину или марсианам» О городском медиа Зеленоград.ру, которое всё ещё держится за свою концепцию и всё ещё держится

15 июня 2022
Текст выходит в рамках серии публикаций «Живые». В ней мы рассказываем о региональных и локальных редакциях, медиапроектах и журналистах, которые продолжают делать своё дело, оставаясь в России. Как? Зачем? Ради чего? Мы спросили. Эта история — про зеленоградское интернет-СМИ Zelenograd.ru, которое все последние месяцы захлёстывают волны любви и ненависти.

Печальная действительность такова, что мы вынуждены заботиться о безопасности наших собеседников. Мы хотим предельно откровенного и честного разговора с ними и поэтому в некоторых случаях не публикуем ни имён, ни названий, ни локаций. Однако наш сегодняшний собеседник, главный редактор Zelenograd.ru Александр Эрлих, не счёл необходимым сохранять инкогнито. 


«Волны любви и ненависти»

24 февраля в нашей группе ВКонтакте я опубликовал опрос «Поддерживаете ли вы войну с Украиной». Получили 20% ответивших «да», много любви за «смелость» и ненависти за то, что вопрос некорректный. Санкций за такую формулировку тогда ещё не было и казалось, что так можно будет и дальше.

Потом мы нашли человека из нашего города, который недавно уехал работать в Киев, и сделали с ним интервью. Его слова о том, как он с коллегами будет праздновать победу уже тогда пришлось вырезать из итогового материала. После публикации получили волны любви и ненависти.

Потом мы написали про миллион подписей под антивоенной петицией (тогда уже было нельзя так говорить) и в бэке вспомнили про 80% наших читателей, высказывавшихся против войны. После публикации получили волны любви и ненависти.

Потом нашли беженцев, которые обосновались в нашем городе, и сделали с ними интервью, рассказывали, чем им можно помочь. Потом рассказывали про горожан, которые собирают им помощь. Потом снова про женщину из нашего города, которая уехала на Украину, ухаживать за пожилыми родителями. После каждой публикации получали волны любви и ненависти.

Санкции и неопределённость

Потом начали уходить деньги. Например, Макдоналдс объявил о закрытии за день до оплаты очередного квартального счёта на рекламу. Бюджеты сворачивались просто из-за неопределённости.

Пришлось кое-кого уволить, кое-кому снизить зарплату, кое-кому изменить условия работы. У нас нет и не было инвестора или грантов — мы все зарабатываем сами.

Потом мы говорили с людьми из бизнеса: от автосервисов до стоматологов — как изменилась их работа, чего ждать теперь горожанам в плане возможности оказывать услуги и роста цен. За каждую такую публикацию приходили волны любви и ненависти.

Потом против предприятий и людей в нашем городе, связанных с ВПК, начали вводить очередные санкции, мы писали про это, потому что это влияет на жизнь простых людей (но не факт, что в худшую сторону — ведь это новые многомиллиардные госконтракты на очередной этап импортозамещения). За эти публикации мы тоже получали волны любви и ненависти.

Потом пришла волна ненависти и любви за нашу аватарку в соцсетях — это буква Z, часть нашей айдентики с 2008 года, по первой букве в названии города. Спросили наших платных подписчиков, менять ли аватарку на кириллическую «З» — получили результат ровно 50/50. Решили не менять. Получили за это решение волны любви и ненависти.

Рисунок Макса Сечина

Блокировки, прокуратура и DDoS-атаки

Потом они закрыли инстаграм*, охваты там упали в три раза, телеграм вырос в десять, но в деньгах мы много потеряли.

Потом какой-то чувак написал в редакционный вотсап, что редакцию и меня лично надо ликвидировать за то, что мы делаем. Я написал заявление в полицию про угрозы и по 144 УК РФ. Дознаватель в возбуждении уголовного дела отказал. Как обычно пишут в таких постановлениях, отказ можно было обжаловать у прокурора.

Потом позвонил прокурор, попросил прийти. Показал жалобы от местного депутата и многих-многих других людей на публикации и комментарии, где спецоперацию (я в России, поэтому пишу так) наши читатели называли войной, выдал под подпись предостережение. Неофициально показал ещё одну бумагу, готовящуюся, по поводу того голосования от 24 февраля и новости про антивоеннуюи петицию, попросил не «провоцировать». Поблагодарил прокурора за адекватную реакцию. Потом обсудили учёбу детей: они, как выяснилось в ходе разговора, учатся в одном классе — всё-таки наш город, хоть и несколько сот тысяч человек, большая деревня. «Провокационное» голосование, новости и комментарии с «войной» удалили.

Читайте также. «Пока я главред, я буду руководствоваться собственными представлениями о „допустимом“ и о „здравом смысле“». Как и зачем продолжает работать локальное интернет-издание, заблокированное в самом начале войны

Потом сайт начали мощно ддосить. Одновременно ддосили сайты многих российских муниципалитетов. Возможно, атакующие нас спутали — название сайта у нас совпадает с названием города. Проект Project Shield от гугла, несколько лет назад  обещавший  бесплатную защиту от ддос для независимых медиа, не отвечал. Пришлось воспользоваться платной защитой. Одновременно во Вконтакте массово набежали комментаторы с Украины с нерелевантными комментариями. Возможно, это было связано с ддосом. Для снижения рисков, сменил аватарку Вконтакте с латинской Z на кириллическую З. Получил волны любви и ненависти.

Нам нужен любой конец

На днях [президент Украины Владимир] Зеленский ввел санкции против одного нашего городского начальника. Мы даже не стали об этом писать. Ведь это никак не сказывается на жизни горожан и только вызовет очередную волну любви и ненависти.

Вся городская жизнь состоит из ненависти и любви. Мы городское издание и работаем с этим каждый день. 

Рисунок Макса Сечина

Пешеходы ненавидят самокатчиков и любят новые пешеходные светофоры. Водители ненавидят новые пешеходные светофоры и любят расширение дорог. Урбанисты ненавидят расширение дорог и любят велодорожки. Велосипедисты ненавидят пешеходов и любят собянинское благоустройство. И ещё миллион сочетаний. Каждый житель города кого-то ненавидит и что-то любит. И все ненавидят чиновников. Это нормально.

Это плодотворная и здоровая ненависть и любовь. Мы умеем и любим заниматься медиацией этих противоречий и на этих противоречиях живём с городом как два симбионта.

Но мы не умеем и не хотим работать с ненавистью и любовью к Украине, Путину или марсианам. Это не для нас. Мы помогаем людям жить в городе, а с режимом призываем бороться в той мере, в какой это помогает их нормальной жизни в городе здесь, сейчас или в обозримом будущем. Поэтому вся эта хрень отравляет нашу коммуникацию с людьми, ломает дистрибуцию и лишает нас рекламных денег (а других нет). Нам нужен любой ужасный конец этой «спецоперации»**, чем ужас без конца.

Немедленно, сука, нужен.

---

* Является продуктом компании Meta, признанной в России экстремистской организацией

** Кавычки проставлены редакцией «Грибницы»

Проект «Живые» — это откровенные монологи о том, как сейчас живут и работают региональные и локальные медиа. Все тексты серии выкладываются здесь.