#право на город

Она утонула Как готовилось расследование про «Аллею здоровья», которую «Йошкар-Ола похоронила за федеральный счёт»

12 октября 2022
В очередном тексте – последнем для серии – рассказываем, как готовилось расследование реконструкции популярного места отдыха в Йошкар-Оле – «Аллеи здоровья». На него потратили федеральные средства, но лучше Аллея от этого не стала. Автор расследования сумел доказать это – в том числе, с помощью профессиональной экспертизы асфальта, проведённой лицензированной организацией.
В рамках цикла публикаций мы рассказываем о том, как делались расследования проекта «Право на город. От общественного расследования к общественному участию». Это проект фонда «Так-так-так», в рамках которого журналисты из разных регионов России ведут расследования локальных проблем, вовлекая в эту работу активистов, юристов и экспертов.

Публикация вышла на портале Idel.Реалии в августе 2022 года без указания автора (издание перестало публиковать имена авторов из соображений безопасности). Мы поговорили с журналистом и размещаем его рассказ, также не указывая имя. 

Почему взялся за тему?

— Потому что мне она показалась достойной внимания. То, что благоустройство «Аллеи здоровья» сделали плохо, было понятно и так, но хотелось обнаружить этому подтверждения. Злоупотреблениями, распилом при закупках я раньше не занимался. Решил, что стоит обратить внимание, чтобы понять, что это такое и как происходит.

Как менялась гипотеза?

Сначала в теме было три подобных проекта благоустройства, получивших поддержку из федерального бюджета. Но разбор всех трёх занял бы много места да и времени тоже, поэтому от двух проектов отказался. 

Сама же гипотеза не сказать, что сильно поменялась. Но к предположению о том, что сама Аллея была сделана плохо, добавилась история соседней территории — парка имени 400-летия Йошкар-Олы. Его демонтировали за несколько лет до начала второго благоустройства Аллеи и так ничего и не сделали на его месте за восемь последующих лет. «Аллея здоровья» стала чем-то вроде компенсации за нереализованный проект на месте парка. На мой взгляд, важно, что это удалось отразить в тексте. 

Гостиницы на месте уничтоженного парка так и не построили

Кто входил в команду?

Я занимался полевыми исследованиями, мне помогали координаторы от фонда «Так-так-так». Финальный результат расследования определился благодаря вопросами, которые они ставили. Это помогало сосредоточиться на основном. В какой-то момент утвердило во мнении, что от первоначальной гипотезы не стоит отказываться. Её в итоге подтвердила профессиональная экспертиза. 

Как собирал информацию?

Из стандартного инструментария оказались необходимы данные с сайта госзакупок, данные из базы юрлиц (система СПАРК-Интерфакс). Также в моем распоряжении были сделанные ранее и не для этого расследования выписки Росреестра о территориях, имеющих отношение к тексту . Я не ссылался на них, но это позволяло рассуждать увереннее, рассказывая истории парка и Аллеи. 

Важные свидетельства — аудиозаписи с суда над экс-мэром Йошкар-Олы Павлом Плотниковым. Первичная информация, например, о благоустройстве «Аллеи здоровья» в 2012–2013 годах была оттуда. 

В моем распоряжении были также ответы на официальные запросы — я их делал ранее, когда писал, например, о причине вырубки деревьев на Аллее, это было зимой 2017 года, сразу после объявления о скорой реконструкции. Эту вырубку власти не объясняли, поэтому, возможно, наиболее полная информация содержится в ответе на один из моих запросов. 

Возможно, вам пригодится. Как написать запрос, чтобы на него ответили? 

Также использовал материалы с пресс-конференции мэрии на тему благоустройства. На ней было много ответов чиновников на вопросы, связанные с темой публикации. 

Ну и в течение фактически года наблюдал за состоянием Аллеи и делал фотографии — фиксировал, как её продолжает затапливать по весне, как ухудшается качество асфальтового покрытия. 

Роль экспертизы в расследовании

Мы заказали у лицензированной компании реальную экспертизу асфальта. Признаться, ни разу не слышал о том, чтобы редакции прибегали к подобным методам получения информации. Метод крутой, но это — довольно дорогое удовольствие. В этом случае с покрытием расходов помог фонд «Так-так-так». 

Изначально я сомневался, стоит ли заказывать экспертизу — ведь за неё нужно было заплатить, а непонятно, какой будет результат. Я видел, во что превращается асфальт на Аллее весной — все эти трещины, их как бы выворачивает наружу, а дорога вспухает при этом… Но с наступлением лета трещины сглаживались, уменьшались. Потому и сомневался — а вдруг не будет очевидного результата? Тогда только зря потратим время и деньги. 

Типичный вид аллеи весной. Именно эти трещины исследовал эксперт

В итоге всё же заказывать экспертизу и, мне кажется, её результаты стали главным доказательным инструментом. Их роль определяющая.

На основе результатов экспертизы можно без оговорок утверждать, что благоустройство «Аллеи здоровья» было провалено. Самое удивительное — это произошло на фоне повышенного внимания к объекту со стороны разного рода чиновников.

Особо стоит сказать о том, как выбирали организацию для экспертизы. Мы предположили, что местная компания может быть аффилированной власти, и есть риск необьективного заключения. Поэтому обратились в компанию в другом регионе. Рассматривали варианты из Кирова и из Волгограда, во втором случае условия были более выгодными, их и выбрали. 

Как упаковывали историю?

Для текста готовилось видео с опросом местных жителей, также была аэросъемка с дрона, но их в итоге не использовали. Редактор включил в публикацию только фото, впрочем, и их достаточно для демонстрации состояния «Аллеи здоровья» после благоустройства. 

Думаю, видео можно будет использовать позже — например, запостить в соцсетях по весне, когда Аллею снова затопит, напомнить эту историю. Дожить бы только. 

Читайте также. Как велось расследование о рекламщиках Красноярска, которые несколько лет зарабатывали деньги, бесплатно используя муниципальные остановки

С какими трудностями столкнулся?

Во время самого расследования общение с властями было минимальным, я больше основывался на информации, полученной ранее, и искал публикации в открытых источниках, восстанавливая хронологию. 

Сложность была в том, что многие имевшие непосредственное отношение к этой истории чиновники оказались не у дел (что, впрочем, тоже интересно и замечательно — надо было перечислить, что с ними стало…). Получилось поговорить с одним из экс-чиновников мэрии, он имел отношение к контролю за благоустройством во время работ. Была предварительная договоренность о более подробном интервью под запись, но этот человек вернулся в мэрию и от дальнейшего общения отказался.

Четверо других «кандидатов» на интервью также отказались общаться, поскольку для них было «неприемлемо» (так они сами говорили) беседовать с «представителем оппозиционных СМИ».

Какой была реакция?

Особой реакции не было. На днях только прокуратура сообщила о территории рядом с «Аллеей» — мол, подрядчик выполнил работы «с отступлением от проектной документации», в итоге на объекте (площадки для выгула собак в микрорайоне Сомбатхей) «скапливались строительный мусор и отходы, в некоторых местах был деформирован асфальт». Прокуроры написали, подрядчик устранил недостатки… Такой отчёт, дежурный. 

Высохшие туи на «Аллее здоровья»

Может ли журналист быть активистом?

Вероятно, да. Хотя бы потому, что я живу в этом городе, хожу по этой Аллее. И действия чиновников, касающиеся этой территории, мне были непонятны. Дальше, наверное можно порассуждать о формах активности, но я пока не готов — тем более, что вижу, что иные активисты, которые занимаются этим почти профессионально, особо проблемой не озабочены.