#опыт

Какие ошибки мы совершили в ходе совместной работы? Рекомендации по организации журналистской коллаборации, часть четвёртая

30 марта 2021
«Грибница» продолжает публикацию рекомендаций по организации горизонтальной журналистской коллаборации. Они созданы артелью журналистов «Четвёртый сектор». Развитие межрегионального сотрудничества – одно из основных направлений её работы. В портфеле артели «Четвёртый сектор» – организация и участие в пятнадцати проектах, созданных совместно с коллегами из других регионов и изданий за последние полтора года. Авторы рекомендаций, основываясь на собственном опыте, рассказывают, зачем вообще нужна коллаборация, как организовать работу над проектом и на какие грабли лучше не наступить.
Читайте в части первой: Зачем вообще нужна журналистская коллаборация?
Читайте в части второй: Этапы работы над совместным проектом
Читайте в части третьей: Переходим к сборке публикации

В завершающей части наших рекомендаций расскажем про ошибки, которые мы совершили в ходе совместной работы и предложим решение для каждой из них.  

Не продумали дистрибуцию и продвижение

«На мой взгляд, мы не продумали дистрибуцию. Это большая ошибка любого редактора, который думает в парадигме „Контент сам себя продаст“. Как, кому, в каких каналах мы будем рассказывать историю и где найдем на это ресурсы — эти вопросы надо было проработать так же глубоко, как структуру и оформление самого контента. И здесь же — дальнейшая жизнь проекта, взаимодействие с аудиторией, с новыми кейсами и т. п. Эту часть пути мы прошли в лучшем случае на треть»

Олег Григоренко, соавтор проекта «Обвинительные клоны» (7×7, Воронеж)
«Договоренности по распространению проекта нужно было бы обговаривать на старте. Искать дружественные медиа, которые согласятся участвовать в дистрибуции, будут переупаковывать контент под себя»

Наталья Петрова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса» (7×7, Йошкар-Ола)
«В самом начале надо было более комплексно проработать вопрос с продвижением проекта, более широко его анонсировать, продумать больше каналов распространения, заручиться информационной поддержкой профильных (о медиа) пабликов и ТГ-каналов»

Елена Жолобова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса», соавтор текста «Деньги ушли за пациентом» (Четвёртый сектор, Киров)

Решение: Не питайте иллюзий, что контент сам себя продаст. Продумывайте продвижение так же тщательно, как содержание. В идеале, в команду должен входить человек, чьей задачей будет исключительно продвижение. Конечно, со всем набором необходимых компетенций. 

Срывали дедлайны и передвигали сроки публикации

«Сильно затянули со сроками. Полгода на один текст — это чересчур много. В какой-то период чат по репортажу вообще замер, обновлений не было. Мне показалось, что вся работа приостановлена и текст не выйдет в принципе»

Кирилл Кругликов, соавтор текста «Уронить корону» («Чётвёртый сектор», Вологда)
«Дедлайны — мы ставили их слишком мягко, подстраиваясь под занятость каждого члена команды»

Елена Жолобова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса», соавтор текста «Деньги ушли за пациентом» (Четвёртый сектор, Киров)

Решение: Ставьте и финальный дедлайны, и дедлайны промежуточных этапов. Делите процесс на спринты и планируйте регулярные контрольные точки. Адекватно оценивайте занятость участников при распределении задач.  

Не определили целевую аудиторию проекта

«Мы не определили целевую аудиторию текста (для кого мы его делаем) и до последнего не знали, где текст будет опубликован. Не было понимания, зачем текст должен быть сделан, какая у него глобальная цель. Мы делали его, потому что нам казалось важным и интересным покопать тему, но для кого и зачем? Мне кажется, если спросить сейчас у каждого члена команды, ответы будут разными. Вплоть до того, что это просто по кайфу — получить интересный опыт»

Наталья Петрова, соавтор текста «Невидимые пациенты» (7×7, Йошкар-Ола)

Решение: Обязательно давайте ответ на этот вопрос, когда пишите питч. Не ограничивайтесь общими формулировками вроде «граждански активное население» или «неравнодушные люди». Определение целевой аудитории влияет на многие этапы процесса — в том числе, на определение площадок для продвижения и содержание промо-материалов.   

Не обеспечили прозрачность процесса на всех этапах

«Мне не всегда было понятно, на каком этапе находятся другие участники. Я ощущала себя наименее опытной участницей межрега (у меня в целом небольшой журналистский опыт), и мне хотелось наблюдать, как работают другие участники, как они распоряжаются той информацией, что у них есть»

Александра Яшаркина, соавтор текста «Невидимые пациенты» (7×7,  Ярославль)
«Работы коллег я почитал только в итоговом материале. Не было возможности следить за их прогрессом. Непонятно, что попало из их работ в итоговый материал, а что нет. Выходит, совместность была на ранних этапах обсуждения и планирования. А дальше каждый отдельно работал над своим куском»

Кирилл Кругликов, соавтор текста «Уронить корону» (Четвёртый сектор, Вологда)

Решение: Работайте в общей папке, где каждый сможет отслеживать прогресс других участников процесса. Планируйте регулярные созвоны, где каждый будет рассказывать, что он уже сделал и что планирует.

Устали от длительного забега

«Госзакупки — это ужас в плане мотивации. Много работы с данными — таблицами, с выгрузками… Нереальное количество строк.  Ты выполняешь тупую механическую работу, это сложно»

Роман Романовский, координатор расследования «Дыханье спёрло» (Трансперенси Интернешнл, Калининград)

Решение: Изначально обозначайте, в чём будет заключаться работа, чтобы у людей не было на этот счёт иллюзий и чтобы в команду собирались те, кто вообще способен на такого рода работу. Поддерживайте участников на регулярных созвонах, рассказывая, что уже удалось обнаружить благодаря им. 

Мало созванивались (не хватило общения, в т. ч. неформального)

«Не хватило периодического совместного обсуждения текущей работы, большего взаимодействия друг с другом. На первых этапах были созвоны, а потом они перетекли в довольно вялую переписку, а хотелось бы чувствовать команду и ее настрой. Все раскисли и приуныли — почему? Что нужно, чтобы собраться?  Кто-то завяз с поиском данных или не успевает взять интервью — как можем помочь? У кого есть свободные ресурсы? Готов план материала — давайте обсудим, все ли в нем логично и понятно? Мне кажется, регулярные созвоны позволяли бы более четко отслеживать работу и дисциплинировали всех участников процесса»

Елена Жолобова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса», соавтор текста «Деньги ушли за пациентом» (Четвёртый сектор, Киров) 
«Мне не хватило совместных звонков. Даже если не суперважных, но чтобы ощущать единство команды. Мне это не хватило, потому что с с другими авторами текста я лично не знакома»

Анастасия Киреева, соавтор текста «Уронить корону» (Четвёртый сектор, Пермь)
«Не хватило какой-то болталки, чтобы поближе познакомиться с членами проекта. Все же когда работает команда, хочется немножко дружеского общения»

Ирина Бутенко, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса» (Версия, Саратов)

Решение: Запланируйте на старте созвон-знакомство. Планируйте регулярные созвоны, даже если вам кажется, что вы всё сможете обсудить в переписке или обсуждать нечего. Не пресекайте жёстко неформальное общение в чате, оставьте возможность для умеренного флуда, не связанного с работой.  

Не подготовились к оффлайн-встрече

«Стоило начать совместную работу раньше — например, за неделю до оффлайн-встречи провести созвон и обсудить поподробнее проект и задачи, чтобы на очной встрече было больше времени на работу и была возможность заранее влиться в происходящее и подготовиться»

Мария Кольцова, соавтор проекта «Обвинительные клоны» (фрилансер, Москва)

Решение: Если вы планируете офлайн-встречу, проведите дополнительный созвон перед ней. Обсудите суть проекта, обсудите и при необходимости скорректируйте регламент встречи, дайте «домашнее задание» (о чём подумать или что сделать до встречи, с чем конкретно приехать на встречу).

Недостаточно чётко ставили задачу исполнителям

«Доверил часть часть работы с фотографиями авторам и, видимо, недостаточно хорошо контролировал процесс. Не хватило заинтересованности фотографов в результате и их умения работать с материалом»

Ярослав Чернов, соавтор проекта «После шахт» (Четвёртый сектор, Пермь)
«Я бы перед началом работы собрала материалы, на форму которых стоит ориентироваться. Не в смысле „сделайте точно так же“, но что-то похожее. И на их примере показывала бы участникам, какой примерно результат хочется получить»

Александра Яшаркина, соавтор текста «Невидимые пациенты» (7×7, Ярославль)

Решение: Сопровождайте ваши инструкции отсылками, примерами (как удачными, так и неудачными) и разбором сомнительных ситуаций. В отдельных случаях стоит подготовить пилотную «серию», чтобы на её примере показать, какого результата вы ждёте.  

Распределили усилия, не вполне адекватно занятости и компетенциям вовлечённых авторов

«Редактору в самом начале работы над темой нужно уточнить режим занятости журналистов-фрилансеров — сколько времени в день/неделю они готовы посвящать тексту. И уже на основании этого распределять объемы работы и определять дедлайны. Неравная вовлеченность в проект — это нормально. Кто-то из журналистов может посвятить тексту больше времени, кто-то меньше. Но это должен знать редактор и планировать работу над темой с учетом этих данных. Также хорошо бы знать сильные/слабые стороны членов команды и по максимуму их использовать»

Елена Жолобова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса», соавтор текста «Деньги ушли за пациентом» (Четвёртый сектор, Киров)

Решение: До распределения задач собрать информацию с участников. Понять, кто в чём силён, и насколько серьёзно он сможет вкладываться в проект. Уточнять у участников, посильны ли им вверенные задачи и установленные сроки.

Не обеспечили прозрачность при оплате труда

«Нужна более внятная и понятная система начисления гонораров за совместный текст, которая позволит учитывать вклад каждого журналиста в общий результат. озвучивание примерной суммы без уточнения, как и из чего именно она в итоге сформируется и как каждый автор может повлиять на нее, возможный вариант, но не оптимальный»

Елена Жолобова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса», соавтор текста «Деньги ушли за пациентом» (Четвёртый сектор, Киров)

Решение: Продумать и проговорить подходы к оплате труда перед началом работы. 

Не проводили своевременный разбор ошибок

«Была небольшая путаница с тем, кого мы считаем жертвами коронавируса, из-за этого я включала в мониторинг материалы, которые, как выяснялось, не надо было. Может быть, нужна была бы одна организационная онлайн-встреча после первого этапа, где бы голосом можно было нудно проговорить, какие ошибки были на после мониторинга марта-апреля, чтобы потом их не повторять (или небольшой письменный разбор таких ошибок)»

Зоя Кузнецова, участница проекта «Неочевидные жертвы коронавируса» (ИрСити, Иркутск)

Решение: Делить процесс на спринты и делать разбор ошибок в конце каждого спринта 

Что ещё может пойти не так? Форс-мажоры

  • Человек покинул команду. Решил, что переоценил свои силы или потерял интерес к теме, или свалились какие-то личные обстоятельства.
    Что делать: Посоветоваться с командой. Возможно, кто-то готов взять на себя задачи того, кто ушёл. Либо предложат вариант быстрой замены. Замену нужно быстро ввести в курс дела, поэтому подготовьте для человека исчерпывающий, но не избыточный список того, с чем нужно познакомиться перед началом работы. В отдельных случаях, работу придётся поставить на паузу. У нас так было при работе над текстом «Уронить корону». В частности, поэтому процесс несколько затянулся. 
  • Человек на грани того, чтобы покинуть команду (например, выгорел или не вывозит).
    Что делать: Поговорить с человеком. Возможно, будет достаточно уменьшить объём возложенных на него задач или дать другие задачи, которые будут более интересны. Возможно, надо дать ему паузу для того, чтобы он разгрёб другие дела или просто выдохнул. 
  • Журналист или «держатель темы» выпал на время (болезнь, личные обстоятельства, завалили работой на основном месте).
    Что делать: Если возможно, временно переложить задачи на другого участника процесса. В ином случае придётся либо просить участника ускориться после того, как он вернётся в строй, либо сдвигать общие сроки. 
  • Публичный конфликт, связанный с одним из участников коллаборации в ходе совместной работы, который ставит под удар результат коллаборации.
    Что делать: Совершенно точно — не пороть горячку. Разобраться в сути конфликта. Оценить его беспристрастно. Открыто поговорить со всеми участниками процесса, обсудить разные варианты реакции и действия. Только после этого принимать и озвучивать решение.  
  • Крокодил не ловится, кокос не растет, герой не ищется, текст не пишется.
    Что делать: Отвлечься и перезагрузиться. Перестать пробивать лбом стену. Взять паузу. Подумать, в чём причина и что можно изменить. Словом, не пытаться получить иной результат, продолжая совершать всё те же действия. Конечно, действуя методично и последовательно, можно и стену лбом прошибить. Но сколько на это уйдёт времени и сил? Да и лоб жалко. 

Все межрегиональные тексты и проекты, упомянутые в рекомендациях

  1. «Главное — привязать к себе тело». Как ритуальные компании зарабатывают на пермяках (59.ru, properm.ru, zvzda.ru)
  2. Доступ к телу. Кто и как поделил пермский рынок ритуальных услуг (59.ru, properm.ru, zvzda.ru)
  3. Обвинительные клоны. Как в России действует презумпция виновности и почему политический мотив необязателен, чтобы отправить за решётку любого (автономный проект)
  4. Неочевидные жертвы коронавируса. Мониторинговый проект, в ходе которого журналисты отслеживали публикации в региональных СМИ (автономный проект).
  5. Невидимые пациенты. Как коронавирусные ограничения повлияли на тех, кто болел не ковидом (7×7, ТВ-2, Тайга.инфо).
  6. Не Издержки. Проект о смертях в отделениях полиции и при задержании, в СИЗО и колониях, в ходе контртеррористических операций (Такие дела)
  7. Мы принимаем, часть 1. Истории ЛГБТ-людей, которые решили выйти из тени в странах с высоким уровнем гомо-, би- и трансфобии (автономный проект).
  8. Мы принимаем, часть 2. Сборник монологов родителей ЛГБТ-людей. Отцы и матери рассказывают, как изменились их взгляды и жизнь после каминг-аутов детей (автономный проект). 
  9. Уронить корону. Какие люди становятся ковид-диссидентами, что их объединяет и при чем тут «самарская целительница» Лада-Русь (Такие дела). 
  10. «Посадим за эту мелочь?» Что и почему крадут российские пенсионеры и как их за это наказывают (Важные истории). 
  11. Деньги ушли за пациентом. Как страховая модель финансирования здравоохранения оставила Россию без подушки инфекционной безопасности (Такие дела). 
  12. «Не будут же его выкапывать». Как родственники и друзья тех, кого колонии и СИЗО объявили самоубийцами, пытаются выяснить правду (Такие дела). 
  13. В колонию под любым предлогом. Как россиян наказывают за мелкие кражи — самое распространенное преступление в стране (Важные истории). 
  14. После шахт. Как и почему живут в шахтёрских городах после закрытия рудников (59.ru, ТВ-2, Градус Осетии, Ревдинский рабочий). 
  15. Дыханье спёрло. Пандемия открыла региональным властям безграничное окно возможностей для закупок медицинской техники втридорога (Новая газета). 
  16. Рынок не ок. Как и зачем живут современные городские рынки (автономный проект). 

Полезные сервисы, которые упоминались в этих рекомендациях:

  1. Календарь дедлайнов — сервис платформы «Грибница», с помощью которого можно найти деньги на свой проект.  
  2. Базы профайлов — сервис платформы «Грибница», с помощью которого можно найти исполнителей для журналистских проектов с определёнными компетенциями, в определённых локациях или работающих с определёнными темами. 
  3. MediaBridge — платформа, с помощью которой можно найти партнёров за пределами России (как для публикации готового текста, так и для совместной работы). 
  4. Planeta.ru — краудфандинговая платформа, на которой можно собирать средства на свои проекта. 
  5. Сила слова — краудфандинговая платформа, заточенная под журналистские проекты. 
  6. Xoyondo — сервис для подбора времени совместных созвонов. 
  7. GoogleDocs — бесплатный онлайн-офис, разрабатываемый компанией Google. Над документами, таблицами и презентациями GoogleDocs можно работать совместно. 
  8. GoogleForms — программа для администрирования опросов, входящая в состав бесплатного веб-пакета, предлагаемого Google. С их помощью можно собирать информацию или заявки от потенциальных участников совместных проектов. 
  9. Трелло — облачная программа для управления проектами небольших групп. Trello использует парадигму для управления проектами, известную как канбан.
  10. MindMeister, Coogle или любой другой сервис для составления ментальных карт. Приложения позволяют пользователям визуализировать, делиться и представлять свои мысли через облако.
  11. Padlet — сервис для совместной работы команды, отдела, класса или на воркшопе. По сути, бесконечная доска для размещения различного контента. Можно создавать не только канбан-доски, но также ленты, раскадровки, беседы, карты, таймлайны и пр.
  12. KeePass — кроссплатформенная свободная программа для хранения паролей. 
  13. VeraCrypt — программное обеспечение, используемое для шифрования «на лету», бесплатный и открытый проект. 
  14. Signal — это клиентское приложение для обмена мгновенными сообщениями и интернет-телефонии со свободным и открытым исходным кодом. Основной акцент в разработке делается на конфиденциальность и безопасность.
  15. Protonmail — сервис веб-почты с встроенным шифрованием (в России доступен через VPN), Tutanota — сервис веб-почты с встроенным шифрованием. Для того, чтобы обмениваться зашифрованными сообщениями, второй участник переписки также должен вести её с ящика Protonmail или Tutanota.

Также читайте о журналистской коллаборации: