#Про жанры

«Профайл – это документальное кино, но в виде текста» Как написать хороший профайл и почему региональные редакции редко берутся за этот жанр?

03 июня 2020
Определение жанра «профайл» сложно найти в русских учебных пособиях по журналистике. В России этот жанр почти не известен. За профайлы берутся в основном корреспонденты федеральных изданий, хотя иногда и региональные авторы находят возможности попробовать себя в таких текстах.

Если кратко — это история о том, какое место известный в регионе или стране человек занимает в своей сфере деятельности и как к этому пришел. Это не история успеха и не биографическая сводка, а жанр, вобравший в себя черты расследования и интервью.

В чём особенности профайлов, почему их почти не встретить в региональных медиа и что нужно для того, чтобы написать хороший профайл? Об этом говорили с журналистом, редактором и автором телеграм-канала о локальных медиа «Местами»  Александром Жировым (Санкт-Петербург), журналистом «Четвёртого сектора» Михаилом Даниловичем (Пермь), корреспондентом медиа «Свободные» Анной Мухиной (Саратов), корреспондентом «Русской службы BBC News» Андреем Захаровым (Москва).

В чём отличие профайла от «обычной истории»?

Александр Жиров: 

— Рассказывая историю, даже ту, в центре которой — отдельный человек, мы искусственно подсвечиваем нужные нам стороны героя, чтобы через него показать проблему. В жанре профайла в центре — герой со всеми его плюсами, минусами, подводными камнями, записями в трудовой книжке и декларации о доходах. По сути, профайл — это жанр, в котором нет «второго дна».

Михаил Данилович: 

— Профайл — жанр, близкий к тому, что условно можно назвать документальной литературой. То есть доккино, но в виде текста. Когда в основе материала реальные факты, но сюжет — близкий к художественному (просто журналист увидел такой сюжет в жизни).

Как выбирать героя для профайла? 

Анна Мухина: 

— Мы в редакции выбираем героев для профайлов, отталкиваясь от информационного повода. Отправили в СИЗО местного депутата — вот повод вспомнить всё, что мы о нем знаем. [Бывший депутат саратовской Городской думы] Ольга Баталина пошла на повышение — тоже повод. 

Михаил Данилович: 

— Раз в профайле есть что-то от литературы, можно провести аналогии с ней: как выбрать героя для книги? С одной стороны — история персонажа должна говорить что-то не только о нём самом, но и о времени и обстоятельствах, в которых он живёт. С другой стороны, бывает — вот просто хочется про кого-то или про что-то написать. Тоже нормально. В любом случае стоит обсудить свои мысли с редактором, которому доверяешь.

Андрей Захаров: 

— Если начинать такую работу [в регионе], надо выбирать противоречивую фигуру, «серого кардинала». Нужно понимать, интересна ли эта фигура широкой публике. Точно не стоит брать бизнесмена, если только он не оказывает значительного влияние на местную политику, вроде [председателя Совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолия] Быкова в Красноярском крае.

Что нужно, чтобы написать хороший профайл?

Андрей Захаров: 

— Выбираешь персонажа. Дальше читаешь всё, что о нем написано, пробиваешь по максимуму. [Потом] начинаешь ходить, беседовать с людьми — я предпочитаю собрать максимум информации из [открытых] источников, а потом уже двигаться к людям. 

Нужно быть готовым, что придется выкинуть 90% фактуры. Но эти разговоры нужны, чтобы понять картину правильно 

На какой-то стадии нужно идти на главное интервью с героем. Когда у тебя максимум информации и ты высылаешь свои вопросы, обычно спикер понимает, что лучше с тобой все-таки поговорить. Но иногда приходится обходиться и без разговора. 

Дальше нужно всю историю подчинить главной идее: «Это человек, который — что?». Все лишнее максимально сжато излагать, чтобы текст легко читался.

Александр Жиров:

— Нужно, во-первых, читать больше хороших профайлов в тех изданиях, где они публикуются. Учиться. При этом, например, в «Медузе» есть профайлы, в «Проекте» — есть профайлы, а вот история про [главного редактора «Эха Москвы» Алексея] Венедиктова на BBC — это [на мой взгляд] не очень хороший пример жанра.

Во-вторых, заранее выстроить для себя линию, по которой ты пойдёшь как автор — и чтобы тебя ничего с этой линии не сбило. В-третьих, пообщаться с максимальным количеством людей, до которых можно дотянуться, чтобы образ человека получился «выпуклым». Зачем нужны пункты 2 и 3 именно в такой последовательности? Чтобы обилие комментаторов, «знающих героя», не сбили автора с первоначального замысла. Профайл — это всё-таки очень жанровая и схематичная история. Автор должен чётко понимать, по какому пути он идёт и куда хочет прийти.

Михаил Данилович: 

— Нужно постараться добиться встречи с человеком, о котором пишешь профайл. Быть вежливым с героем, но настойчивым. Честно объяснять, что делаешь историю яркого человека и хочешь встретиться с его и сторонниками, и противниками, и с ним самим. Тебя могут спрашивать, хорошую ты статью готовишь или плохую. Опять же честно отвечаешь — полную, для этого и нужно пообщаться со всеми.

Каких трудностей ожидать?

Андрей Захаров: 

— Я шесть лет работал на «Фонтанке.ру» в Питере, а потом переехал в Москву, работал спецкором в журнал «РБК». До переезда я не писал никаких больших текстов в том виде, в котором их пишут московские издания, не говоря уж о мировых. Наблюдая за своими коллегами со стороны, я вижу, что они, когда берутся за профайл, то делают «10 фактов о…». Не выстраивают цельную историю из нескольких разных, нанизывая на один стержень. Без специальных навыков это сложно. И я видел реакцию своих коллег на профайлы, которые писал я или мои московские коллеги. Например, когда «Медуза» и BBC выпустила профайлы [губернатора Санкт-Петербурга Александра] Беглова, питерские журналисты не понимали, зачем это написано — ведь нет ничего нового в тексте. Хотя цель профайла другая — рассказать о герое. И я представляю, что в любом регионе реакция на этот жанр будет похожей.

Анна Мухина: 

— Мы пробовали работать с местными «блогерами» [как с источниками информации для профайла], но при сборе фактуры выяснялось, что народ рядом с персонажем имеет только мнения, и никто не дает фактов, проект сворачивался. 

Михаил Данилович: 

— Для моего профайла (речь про первый профайл журналиста — о пермском вице-мэре Людмиле Гаджиевой — прим.ред.) его героиня согласилась со мной встретиться, но так бывает не всегда. Могут отказываться также люди, которые знают того, о ком вы пишете. Если отказались — ну что ж. Отказ от комментария — тоже комментарий. Нужно искать кого-то другого с информацией, максимально близкой к искомой. Поэтому хороший профайл делается долго.

Почему региональные редакции почти никогда не берутся за профайлы?

Александр Жиров: 

— Тут есть три причины. Во-первых, нет запроса — ни у аудитории, ни у руководства медиаресурса. То есть этот жанр попросту никому не нужен. Он интересен медиасообществу, он полезен, он «прокачивает» самого журналиста, но он не приносит ни коммерческих дивидендов изданию, ни трафика, ни, скорее всего, какого-то спокойствия и удовлетворения самому автору — его тут же начинают обвинять в том, что он продался либо одной стороне, либо другой. 

Пробовать новые форматы, когда всё остальное работает — зачем? Тем более, работая над большим материалом, журналист выпадет из рабочего процесса и не успеет написать 112 новостей из жизни регионального МЧС и СК, которые принесут на сайт трафик

Во-вторых, особенности журналистики в ограниченной локации — в маленьком городе (вне зависимости от размеров — у нас же всё, что не Москва, маленькое). Журналист боится кого-то обидеть, зацепить, потому что ему может «прилететь». Причём покритиковать в новости — это одно, а «накопать» каких-то деталей биографии героя — это другое. Тут и спикеров-комментаторов найти сложно: потому что сплетен они про героя рассказать могут, а вот ссылаться на себя — могут запретить. Ну и в целом — иногда становится жалко своего героя: журналист задумывается — а не наврежу ли я ему?

Тут мы подходим к третьему пункту: профессиональная подготовка журналиста. В регионах очень мало, невероятно мало профессиональных журналистов, которые просто умеют писать грамотно, не то что работать в каком-то новом формате.

Анна Мухина:

— Сложно сказать, почему региональные редакции редко берутся за профайлы. Может, мало политических аналитиков или тех, кто сидит на инсайдерской информации. А те, кто имеют нужную информацию, не доверяют журналистам?

Андрей Захаров:

— Нужно понимать, что писать профайлы — это слишком затратно. Нужно найти время, чтобы общаться с людьми, собирать фактуру, потом её обрабатывать, редактировать. Профайл за раз не напишешь. А что это редакции даёт в итоге? Это статус, репутация, но не трафик. И тут вопрос, может ли региональная редакция себе такое позволить.  

Плюс я понимаю, что в регионах есть контекст, который влияет на работу: от того, что редакция арендует помещение по льготной ставке, до того, что рекламодатели зависят от местной власти. И во многом поэтому есть проблема с профайлами. Хорошие тексты про местных серых кардиналов делает федеральная пресса.

Михаил Данилович: 

— Возможно, региональные редакции не понимают, что такое профайлы, или не знают, как к ним подступиться. При этом профайл — жанр, который требует много времени и сил. Нужно встретиться с большим количеством людей, рыться в документах. Далее — по ситуации. Как и в любых больших темах, результат может быть любой, и нормально, если его вообще не будет.

В региональных СМИ чаще выходят рассказы о людях с необычными историями — это как бы замена профайлам. Проблема в том, что большинство таких рассказов основаны только на словах их героев. По сути, это интервью или монологи. А профайл — нечто совсем другое.

Какие профайлы вы бы посоветовали как образцы?

Александр Жиров:

Михаил Данилович:

Андрей Захаров:

Вы тоже можете стать автором блога Грибницы. Для этого зарегистрируйтесь в базе профайлов и отправьте текст для публикации. Запись появится на сайте после модерации