#почему это круто

Разбираем лонгрид о кавказском обычае после развода оставлять детей с отцами

13 августа 2019
Как написать материал, интересный и в других регионах?

На сайте «Это Кавказ» вышел материал Аиды Гаджиевой «Папа будет ругаться, если я тебя заберу». Текст посвящён кавказской традиции, по которой после развода дети остаются с отцом. Следовать этому обычаю может быть психологически сложно как самому ребёнку, так и матери с отцом, а также родственникам по отцовской линии. На тех фактически ложится воспитание несовершеннолетних.

Взрослые могут не справиться с нагрузкой, что заканчивается, например, избиениями детей. С упоминания последних случаев насилия и начинается материал.

В тексте, кажется, просто последовательно излагаются факты. При этом материал не оставляет равнодушным — причём читателей из разных регионов. Разбираемся, как устроен лонгрид.

Понятно читателям из других регионов. А также тем, кто придерживается других взглядов

В тексте чувствуешь неравнодушие автора к теме. Журналист явно имеет своё мнение о проблеме. При этом материал не заставляет читателя выбрать ту или иную позицию.

Лонгрид просто интересен — даже тем, кто вообще первый раз слышит о происходящем.

Там, где нужно, даётся перевод с чеченского на русский. Объясняется разница в восприятии родственников со стороны отца и со стороны матери, и так далее.

Лонгрид словно обращён и к возможным оппонентам автора. Так, упоминаются исламские законы — которым, как и светским, обычай оставлять ребёнка с отцом противоречит.

Безоценочный тон, передающий ужас

Контакты адвокатов, с которыми поговорила журналист, распространяются на Кавказе исключительно «по сарафанному радио». В тексте нет имён юристов и даже названия их организаций: собеседники попросили «не афишировать» эту информацию. Такие детали без лишних слов дают представление об атмосфере, в которой разворачиваются события.

Так же безоценочно автор сообщает, например, и что Рамзан Кадыров провёл «совещание, посвященное сохранению института семьи». На той встрече глава Чечни «объявил о намерении воссоединить разведённых супругов». Зная атмосферу в республике, читатель может предположить, к чему, вероятно, приведут такие планы.

В спокойном, безоценочном тоне выдержан и весь материал. И это лишь усиливает его эмоциональное воздействие на читателя.

Завязка, кульминация, развязка

Лонгрид можно условно разделить на несколько частей (каждая с конкретными примерами и обобщениями). Первые из них:

1. Завязка: мать, лишёная прав на детей, украдкой встречается с дочерьми на улице. Те просят их не оставлять. Но женщина объясняет, что другого выхода нет. Также в паре абзацев объясняется суть проблемы: после развода детей обычно оставляют отцу, о последствиях при этом не думают, и это может не привести ни к чему хорошему.

2. Описание условий, в которых всё происходит: общественное мнение насчёт родни отца и матери. Обычай оставлять ребёнка с отцом — этой традиции следуют даже судьи. Здесь же женщина крадёт своих детей у мужа, потому что другого выхода у неё нет.

3. Условная кульминация. Здесь — после примеров и обобщений от экспертов — мы понимаем, что к насилию над детьми подталкивает само устройство семьи. «Как вы думаете, если человек поднял руку на женщину, сможет он ударить ребёнка?» — подводит промежуточный итог текста один из экспертов.

Прочитав каждую из частей по отдельности, можно понять, о чём идёт речь во всём материале.

Это хорошо: если не прочтёшь всё сразу, то хотя бы уловишь суть. И потом будет проще разобраться с остальным. При этом каждая из частей всё больше рассказывает нам о возможных причинах насилия над детьми. А за таким развитием интересно следить.

Развязка — неожиданная. Приставы забирают детей у бабушки по отцовской линии, чтобы вернуть их матери. Дети плачут. И читатель уже не знает, то ли это спектакль для бабушки, то ли дети действительно не хотят к кровной матери. Здесь, возможно, кроется негласный вывод: жертвами традиций, о которых идёт речь, так или иначе могут стать все.

Восприятию лонгрида помогают также иллюстрации — рисунки. Они передают эмоции, которые были бы неуместны в самом тексте.