Медиа, содружество фрилансеров или агентство? Говорим про модель «Новой вкладки»

Сооснователь издания Михаил Данилович рассказывает о роли проводника между авторами и редакциями

Настя Тапунова, Анастасия Сечина
«Новую вкладку» сразу после начала войны в феврале 2022 года создал бывший сооснователь «Четвёртого сектора» Михаил Данилович. Она заняла своеобразную нишу в медийной экосистеме. С одной стороны, это сообщество региональных журналистов-фрилансеров. С другой — агентство по связи фрилансеров и редакций, снимающее головные боли тех и других. С третьей стороны, поставщик сложных документальных историй из регионов России в другие медиа. И с четвёртой — самостоятельный и самобытный онлайн-журнал. Про эту модель — и про то, где здесь деньги — говорили с Михаилом Даниловичем, издателем «Новой вкладки» и журналистом-фрилансером из Перми в прошлом.

Если предпочитаете слушать, послушайте наш разговор с Михаилом в нашем подкасте «Грибница+»

Вот как команда «Вкладки» пишет о себе сама: «Мы — команда журналистов-фрилансеров, которые до 24 февраля 2022 года жили в разных регионах России. Кто-то из нас остался на родине, чтобы видеть происходящее своими глазами. Другие уехали и испытывают меньше ограничений. Но все мы продолжаем следить за жизнью провинции — она и раньше была богата на драматичные истории, а сейчас тем более. <...> Мы решили открыть своё медиа — то, что вы сейчас читаете. Здесь мы будем рассказывать, как меняется жизнь в регионах России. <...> Минимум усложнений, только захватывающие истории, из которых вы сами делаете вывод, насколько всё однозначно — это и есть „Новая вкладка“. В то же время мы остаёмся журналистами-фрилансерами и продолжаем публиковать свои материалы в других медиа. <...> Мы рассчитываем, что редакции станут обращаться к нам за длинными историями, и кто-то из нас будет их делать — в том числе, авторы из России».

Из журналиста в издатели

— Для меня до сих пор шок, что мне нормально в роли издателя. Раньше я нигде не мог задержаться надолго, кроме журналистики. Рано или поздно — обычно рано, через пару месяцев — я [говорил себе]: «Да блин, что я вообще делаю, да зачем это нужно, да меня это отвлекает, да я предаю профессию, я предаю себя». Я был убеждённым журналистом-полевиком. Релокация? Да нет, что вы. Чем-то зарабатывать ещё? Ни за что!

Но сейчас [в роли издателя] я себя нашёл, мне хорошо. Я считаю, что делаю то же самое [,что делал раньше], но немного с другой стороны — организационной, управленческой. Вообще, я давно мечтал о студии, которая бы культивировала этот жанр: большие документальные истории, непредвзятые, интересные, разносторонние, психологические.

Был период, когда я пытался совмещать. В «чёрную» неделю я журналист, в «синюю» бизнесмен, и эти недели чередуются. Я понял, что такая разбивка не работает. Дело не во времени, а в фокусе внимания: или ты весь здесь, или ты весь там.

Так, постепенно я перешёл [полностью] на роль директора и издателя медиа. И словил драйв. Ощущение, что ты берёшь новую высоту, идёшь по неизведанной земле. Что впереди — непонятно, но нужно идти.

Медиа, сообщество или агентство?

«Новая вкладка» была задумана как содружество фрилансеров, «редакция без редакции», которая [является] своего рода ресурсным центром для фрилансеров, при этом аккумулирует производимые истории на сайте, но также открыта к партнёрству: текст может публиковаться у нас и параллельно в другом издании.

Пожалуй, такой был план. Но на самом деле мы сделали «Вкладку», потому что не могли не сделать. Тогда [после начала войны в Украине] большие истории отходили на второй план. Все писали и читали новости. И было ещё такое: «Вот сейчас-то всё стало однозначно». Но для журналиста в широком и глобальном смысле не может быть всё однозначно!

Плюсом — разбросанность авторов, непонятно, что делать дальше, как работать, если ты остался или если уехал. Исходя из всего этого мы и создали «Новую вкладку». Изначально было так. Потом многое изменилось.

Пример истории на сайте «Новой вкладки»

Сейчас мы так или иначе постоянно думаем: медиа мы или агентство? Как совместить эти ипостаси? Не противоречат ли они друг другу? И поняли, что не противоречат. По крайней мере, пока.

Мы медиа — онлайн-журнал с большими документальными историями с «земли». Мы поставщик таких историй для других медиа. Мы содружество фрилансеров. И мы агентство по связи журналистов и редакций.

По отклику, по письмам и комментариям мы видим, что аудитория у нас есть, она нас читает, ждёт тексты, взаимодействует с нами. Мы — это такой текстовый «Нетфликс», открываешь и выбираешь, в какую историю погрузиться сегодня вечером, и все они такие красивые, втягивающие, интересные, при этом основанные на фактах. Ещё можно сравнить со студией «Либо-либо». Они — мир подкастов на разные темы, а мы — мир докисторий из регионов России. Наши продукты могут существовать отдельно, а могут вписываться в другие редакционные политики.

Магия на стыке подходов

Партнёрство с другими редакциями — это то, что [помимо грантов и стипендий] приносит нам доход. Но дело не только в деньгах. Благодаря сотрудничеству история распространяется шире, ее читает больше разных людей. Кроме того, это наша возможность узнавать и перенимать другой редакторский опыт. Это важно, мы не мним, что всё знаем и умеем.

Важно понимать, что мы предлагаем партнёрским редакциям не готовые истории, а питчи — сердце процесса. А уже дальше обсуждаем производство. Можем предоставить готовый текст, можем включить редакторское участие партнёра. Результат при этом соответствует и нашему формату, и политике второй редакции.

Вся наша работа пронизана идеей коллаборации, и это сложный процесс. Изначально журналист сотрудничает с фотографом — визуализация для нас не менее важна, чем текст. Затем они объединяются с редактором, дальше кооперируются с ещё одним нашим редактором. Потом связываются с редактором партнёрского медиа...

Магия происходит на стыке подходов [разных редакций], на компромиссе. Когда не просто одно медиа продаёт другому историю, а два медиа делают её вместе, история становится более живой, доступной, понятной и цепляющей.

Фото из публикации про нашествие мух на Урале. Визуальная составляющая для «Новой вкладки» важна не меньше, чем текст.

«Снимаем головные боли»

Что касается экономической составляющей, то тут всё просто.

С одной стороны, мы работаем для журналистов, которые хотят сфокусироваться на написании классной истории и готовы переложить на нас продюсерство, продажу [истории], поиск площадки и все мучительные, не относящиеся к непосредственной работе, переговоры, когда «злой редактор» неделями не отвечает.

С другой стороны, мы снимаем головные боли редактора. Практика показывает, что при посредничестве [третьего] участника, у которой есть опыт взаимодействия [с фрилансерами] и понимание [процессов], всё происходит быстрее. Ну и да, редакциям нужна хотя бы какая-то гарантия качества, соблюдения дедлайнов и выполнения оговорённого питча.

И нам нравится эта роль. Мы снимаем головные боли и редакций, и журналистов, чтобы производились большие классные документальные истории. Мы понимаем и тех и других, потому что как фрилансеры работали со многими медиа и сейчас сами медиа.

Чаще мы сами выступаем инициатором сотрудничества, это работает и всех устраивает. Потому что мы всё-таки про большие и медленные истории на такие темы, которые редакциям и в голову не придут. Да, мы оговариваем с редакциями их запрос и понимаем, что им может быть интересно, но они порой [сами говорят]: «Удивите нас! Что вы ещё придумаете?» Темы приносят авторы, мы обсуждаем их на тренингах и планёрках, проводим питчинги методом мозгового штурма.

Примеры необычных тем в «Новой вкладке»


Журналисты в регионах есть. Но с ним надо работать

Недавно мы сделали анонс: друзья, кто хочет писать для «Новой вкладки», заполните анкету. И получили около сотни откликов, притом что этот анонс не сильно разошёлся. Спрос есть. Людей, которые [находятся] в России, хотят делать большие истории и вообще быть журналистами — много. Одних мы находим таким образом [с помощью открытых призывов], с другими знакомы сами, с третьими нас связывают коллеги.

Мы не разделяем скепсиса о том, что [в России] не осталось авторов, и там всё плохо. Но — это и раньше [было актуально], а сейчас стало особенно актуально — с журналистами нужно работать. [Кто такой] «автор текста»? На самом деле, у текста много авторов!. Это ещё и редактор, и второй редактор...

Не нужно надеяться, что автор принесёт блистательный текст, а ты поправишь в нём запятые, выплатишь гонорар в десять тысяч рублей, прости господи, и будешь жить дальше счастливо. Так не работает. И раньше это не должно было так работать, но как-то все привыкли.

[Ещё] нужно менторить начинающих авторов. Сопровождать, мотивировать, создавать среду и условия, работать вместе, быть рядом. Это мы тоже делаем, у нас есть Мастерская документальных историй.

Что касается конкуренции

(отвечая на вопрос о появлении конкурентов, в том числе «Синих капибар» — проекта, который создала Катя Воронова после ухода из «Новой вкладки» и который работает по похожей модели)

Мы счастливы, что рынок появился. Два года назад, когда мы всё начинали, вы (имеется в виду «Четвёртый сектор» и наша служба ГЛУШ — прим.ред.) были нашим конкурентом, который тоже по-своему связывал авторов и редакции. Сейчас — прямо рынок. Кого только не появилось. Да и слава богу. Значит, в правильном направлении идём.


Редакторы текста: Светлана Шишканова, Анастасия Сечина